Главная » Новости » Ария
Михаил Житняков: Обратить в свою веру тех, кто далек от твоего жанра - настоящее искусство
20.06.2020 | Ария | Просмотров: 27 | Источник | Комментарии: 0
Музыкант рассказал «Комсомолке» о роли электроинструмента в жизни мужчины, песне, которая еще не написана, жанровых предрассудках и сотворении кумиров

Юбилейный для группы «Ария» год стал настоящим испытанием для музыкантов и их поклонников. Большая часть весенних концертов в честь 35-летия была перенесена, и сейчас даже трудно предположить, когда привычный график восстановится. Каждый распоряжается доставшимся ему временем по-своему, но и о зрителях «арийцы» не забывают, периодически выходя в эфир, чтобы провести экскурсию на новой студии, спеть или приготовить чудо-блюдо. На днях блеснул талантами вокалист группы Михаил Житняков — продемонстрировал сделанную своими руками скамейку.

Воспользовавшись тем, что рокеры находятся на вынужденном отдыхе, мы решили поговорить по очереди со всеми участниками коллектива. Первым в списке стал вокалист Михаил Житняков — о песне, которая еще не написана, жанровых предрассудках, сотворении кумиров и многом другом.

- Наверное, впервые за последние годы у всех нас вдруг высвободилось так много свободного времени. Какие из мечтаний смогли реализовать? До английского руки дошли? Может, удалось ли что-то сочинить? Или научиться готовить?

- Все ваши перечисления были в моем так называемом листе ожидания. Но, к сожалению, жизнь с двумя маленькими детьми отделяет наши реальные возможности от желаний. И потому из всего того, что было задумано, получилось лишь процентов 30. За английский вообще даже не присел, удалось немножко позаниматься музыкой, но тоже от случая к случаю. Едва садишься за клавиши, сразу сбегаются дети и начинают баловаться. А в остальном немного спас дачный сезон, начавшийся еще в апреле. Были погожие деньки, которые позволили чаще всей семьей выбираться на дачу. А там, чтобы не надоесть друг другу, можно разбежаться на своих аршинах каждый в свой угол: дети на детскую площадку, взрослые в грядки и в доски (смеется). И там я, представьте, пристрастился мастерить всякие столярные поделки.

Еще зимой на мой день рождения мне подарили электроинструмент. Подарок от родственников был явно неслучайным, так как с прошлого года я активно занялся дачей и даже успел поставить садовый домик, так что электроинструмент пришелся очень кстати. Я решил, что, наверное, надо когда-то начинать. Стал делать всякие ящички, табуреточки и даже сбил садовую скамейку. И не одну (смеется). Про создание одной из них мы даже сняли видео, которое недавно появилось на нашем канале на Youtube: как Миша делал скамейку и что из этого получилось. Это самое неожиданное, что выстрелило, а все остальное, к сожалению, несмотря на массу времени, подаренного пандемией, было растрачено на мелкие бытовые дела. Единственное, что я успел сделать за время карантина — пересмотрел свой любимый сериал «Ликвидация». И то зачастую телевизор просто работал фоном, а я смотрел, отвлекаясь на какие-то домашние заботы. Там, конечно, все давно на цитаты разложено, и текст заучен наизусть - я смотрел этот фильм больше десяти раз точно. По телевизору показывают, и я залипаю, хотя сейчас на любых ресурсах и в любое удобное время его можно посмотреть совершенно бесплатно.

- Миша, хочу вернуться к вашим столярным поделкам-проделкам. Выходит, это был дебют?

- Да, дебют. У меня брат достаточно мастеровой, а я сам никогда не был замечен за какими-то поделками. Мне всегда казалось, что даже в попытке начертить прямую по линейке, у меня получалась кривая. Но в какой-то момент на меня в группе начали посматривать: один что-то приготовил, второй, третий, а от Житнякова что-нибудь ждать? В ответ я только скептически улыбался. Но чем-то надо было удивить. Так, не потратив ни рубля, я собрал обрезки пиломатериала, которых у меня осталось после строительства дома предостаточно, и замахнулся на это дело.

- А ведь народ ждал от вас гениального блюда....

- Мне уже задавали прямые вопросы о том, люблю ли я готовить, как мои коллеги. А я отвечал: «Нет, я люблю есть то, что готовят мои коллеги (смеется), потому что это действительно вкусно». Я уже неоднократно убеждался в этом.

- Большая семья, маленькие дети... Наверняка играете в какие-нибудь веселые игры?

- Дочка любит мультик «Холодное сердце», и я его за время самоизоляции посмотрел тоже около десяти раз. Она говорит: «Папа, надо! Я была послушной девочкой, давай посмотрим». И все. Включаешь и невольно все равно сам смотришь. И вот я в надежде переключить ее на другой формат говорю: «Дочь, давай купим пазлы, но не какие-нибудь маленькие, из 16 элементов, которые можно собрать с закрытыми глазами за полторы минуты, давай большие». Нашел категорию «7+» на 560 деталей. Но рисунок попался достаточно сложный, не очень пестрый, было много спорных моментов. И, надо сказать, что я собирал эти пазлы три дня. В какой-то момент дочь охладела к ним, и я понял, что в итоге купил игрушку себе. Вот это была вся наша совместная игра за время карантина.

- А как продвигаются занятия с новым педагогом по вокалу?

- Мы познакомились с Аркадием через общих знакомых и только-только в начале пути, сейчас еще хвастаться нечем. Прежде у меня уже было два педагога, и каждый привносил что-то новое, и с Аркадием такая же история — он занимается по своей авторской методике. С ним достаточно комфортно, мы встречались и очно, на студии, но большую часть времени работаем на удаленке. Я поставил перед ним конкретную задачу, которую он понял, но предупредил: поскольку его методика расходится с тем, чему я обучался раньше, что-то старое начнет понемногу уходить, а новое может еще не успеть прийти. Поэтому мы с ним сейчас очень аккуратно и осторожно действуем, не форсируя события. Хочется добиться определенного прогресса, чтобы потом было чем похвалиться. Я надеюсь на долгосрочное сотрудничество.

- А какую задачу вы ставите перед собой, выходя на сцену? Соревнуетесь с собой вчерашним?

- Когда концертов много, ты ставишь перед собой задачу — спеть. Тем более если речь идет о двухчасовом туровом выступлении, где довольно много высоких песен и к которому нужно подходить в хорошем тонусе. В этом случае главное — спеть убедительно, при этом оставив ресурс для продолжения тура, чтобы на следующий день не просто что-то проговорить, а продолжать петь так же ярко и эмоционально. Об этом всегда приходится думать в первую очередь. Никакого вызова самому себе я тут не вижу, здесь просто идет работа на ощущениях. Ты знаешь, в каких условиях тебе работать комфортно, чувствуешь свой организм и примерно знаешь, что нужно сделать, для того чтобы этого комфорта достичь. Где-то долгий переезд, где-то недосып, прием пищи сместился - это все приводит к отклонению от данной схемы и вызывает определенные сложности. Но надеюсь, что они остаются только внутри меня, а люди не чувствуют разницы, для них артист должен работать, как всегда убедительно. Вопрос, какой ценой мне это все дается.

- По секрету шепните, новый альбом на карантине еще не написали?

- Ситуация подсказывает, что творчески надо себя к чему-то такому готовить, потому что неизвестно, подарит ли случай еще такую паузу, и не скажешь ли потом: «Эх, мне бы сейчас то время, я бы сейчас альбом целый закатал и музыки понаписал». Поэтому творчеством мы так или иначе занимаемся, в студии время проводим, ну а что из этого получится или нет — жизнь покажет. Вообще группа предметно садится писать альбом, когда у нее есть четко отрепетированные песни. У человека появилась музыкальная мысль, которую он смог зафиксировать и дорисовать до состояния того, чтобы это могло стать песней. И если таких песен набирается определенное количество, значит, садимся писать альбом. Сейчас каждый из нас работает по отдельности, совместных посиделок над придумыванием песен, когда каждый приносил в группу свою музыкальную мысль-зарисовку, нет. Каждый может дома свои мысли зафиксировать, придать им некую огранку. Дальше эту песню ждет окончательное одобрение, либо мы ее как-то дорабатываем. Пока никто особо ничем не хвастался, но это ни о чем не говорит. Может так получиться, что буквально через неделю человек придет и сказать: вот смотрите, я тут три-четыре песни накидал, может, что-то пригодится.

- А лично у вас есть наработки?

- Я довольно скептично отношусь к тому, что сочиняю. Обычно стараюсь придумать мелодию и подложить под нее гармонию. Но весь мой предыдущий опыт говорит, что без соавтора не обойтись. Коллеги мне в этом очень сильно помогают, и все это доводится до логического завершения. Какие-то мелодии у меня есть, но далеко не каждая разработка может превратиться в будущую песню для группы «Ария». Иногда речь идет о коротеньких фрагментах, которые могут стать припевом, куплетом, бриджем или просто строчкой песни. Ты их записываешь, откладываешь, дальше она лежит и ждет своего часа.

- Онлайн-концерт — это своего рода суррогат выступления перед публикой. Ведь перед вами только техническая группа. Как вы справляетесь с нехваткой эмоциональной подпитки со стороны зала?

- Безусловно, есть некая двойственность. С одной стороны, понимаешь, что ты привык видеть реакцию людей, которые являются неким индикатором твоего исполнения - получаешь обратную связь, она тебя повторно заряжает, и ты продолжаешь искрить на сцене благодаря блеску в глазах зрителей, которых видишь перед собой в зале. Здесь, как вы правильно заметили, вместе с нами только техническая группа, то есть те, кто производят съемку и занимаются звуком и светом - максимум 20 человек. И в данной ситуации приходится домысливать, насколько все происходящее нравится публике. У нас уже есть небольшой опыт проведения онлайн-концертов, все они были с элементами интерактива, когда люди присылали свои вопросы и по ходу выступления успевали нам какие-то свои пожелания. И от понимания того, что тебя сейчас смотрит аудитория, не уступающая как минимум Дворцу спорта, все встает на свои места. Что же делать? Во время репетиций перед туром мы тоже стараемся входить в роль музыкантов, которые стоят на большой сцене перед заполненным залом, поэтому нынешние концерты можно считать открытой генеральной репетицией, на которой присутствуют зрители, пусть даже мы их и не видим.

- Некоторые музыканты предпочитают выступать в черных очках, чтобы не свет софитов не слепил глаза и чтобы выдавать себя зрителю. Вы — нет. Когда во время выступлений вы смотрите в зал, останавливаетесь на взглядах своих фанатов или стараетесь не сосредотачиваться на ком-то?

- Естественно, взгляд любого музыканта блуждает, не фиксируясь на какой-то одной точке. За время концерта я начинаю привыкать к некому расположению людей на танцполе, или на трибунах, насколько позволяет зрение. Но совершенно справедливо: если задерживаться на реакции отдельно взятого человека, всегда можно найти того, кто чуть ли не зевает. А некоторые ведут себя настолько ярко, что им впору на сцену становиться и показывать, как надо слушать музыку. Но на многие эмоции нужно как-то реагировать. В связи с этим у нас даже имеют место некоторые мизансцены. Песня «Улица роз» по индексу популярности чуть ли не самая узнаваемая и одна из самых востребованных у группы, во время ее исполнения в зале всегда происходит экшн. И определенная часть зала в этот момент увлечена не просто созерцанием и подпеванием, но и съемками на мобильные устройства. И вот на строчках: «Я подаю тебе знак бросить свое ремесло» очень часто подхожу к какой-нибудь девушке, которая сосредоточено, с напряженным лицом снимает, и начинаю с ней импровизированный диалог. Изображаю руками гаджет, и показываю: выкиньте телефон, бросьте свое ремесло, хватит снимать концерт, отрывайтесь. А иногда можно поймать зевающего человека, подойти и передразнить его. Все реагируют по-разному: кто-то начинает смеяться, кто-то багровеет и начинает стыдиться того, что его поймали. И я после таких приколов допеваю оставшуюся часть песни в настроении гораздо более приподнятом, чем оно идет в среднем по концерту.

- Можно вообще забрать телефон.

- Было и такое, когда подходили и забирали телефон. Выхватываешь гаджет, разворачиваешься и делаешь селфи с человеком во время исполнения песни. Ответная реакция, как правило, фантастическая. Помню, даже Виталий Дубинин успевал, играя на бас-гитаре, выхватить телефон, подержать, положить и дальше продолжить партию.

- У вас бывают шикарные столичные шоу. И вот после такого роскошного праздника с полетами, костюмами, видеорядами вы приезжаете с концертом в какой-нибудь ДК птицеводов? Внутреннего диссонанса не возникает?

- Выступать после большой площадки на маленькой по мне так достаточно комфортно. Еще недавно ты пытался воздействовать «своей харизмой» (смеется) на зрителей целого Дворца спорта, и вот на тех ощущениях приезжаешь в провинциальный город, в какой-нибудь ДК, где по определению не может поместиться больше тысячи человек, и эту энергию большого зала вываливаешь на них. Столицы любых стран избалованы концертами, потому что туда с гастролями многие приезжают. В провинциальных городах все гораздо скромнее, и просто эффект, что приехала выступать какая-то столичная группа, уже производит впечатление. В провинциальных городах, чего греха таить, люди иной раз приходят на концерт не потому что они фанаты, а потому что у них выдался свободный вечер, и они знают несколько наших песен. И зачастую люди сидят до самых последних песен, слова которых знают даже они, и просто слушают. Поэтому лично для меня всегда сложнее выходить на большую площадку после маленьких залов. Ты понимаешь, что здесь большая аудитория и все происходит по-другому. Ты должен быть на сцене не менее большим - нельзя мельтешить в своих жестах и постановке на сцене — здесь совершенно другие фишки и другие инструкции. То, что срабатывает в маленьком зале — жестикуляция, попытка играть эмоциями на лице, мимикой — здесь работает меньше. И чтобы весь Дворец спорта тебя понял и принял, нужно работать широкими мазками.

- Осенью, надеемся, вы продолжите свой тур и повторите шоу «Гость из царства теней» в нескольких городах, а потом сыграете юбилейный концерт в Москве. В плане программы нас ждут какие-то сюрпризы?

- Все, кроме столичного концерта, мы попробуем повторить в других городах. В Москве программа будет более разнообразной, самые сильные номера шоу «Гость из царства теней» дополним другими номерами.

- И летать будете?

- Боюсь, что да (смеется). Когда ко мне в первый раз цепляли лонжи, я думал: «Ладно, потерплю как-нибудь, один концерт отлетаю и все». Я не знал, что это будет началом такого большого дела, где летать придется уже через день.

- Многие ваши песни написаны под влиянием книжек: «Ночь короче дня» - «Посторонний» Камю, «Антихрист» - «Падение» Камю, «Бал у князя тьмы» и «Кровь за кровь» - Мастер и Маргарита» Булгакова, «Штиль» - «Фрэнсис Спейт» Джек Лондона. Какие из них вы читали?

- Джека Лондона, каюсь, не читал, но знаком с содержанием, у Камю я читал главу, по которой написан «Антихрист». Это было больше предметное изучение. Мы периодически в интервью говорим, что тексты песен группы «Ария» побуждают к изучению каких-то вещей. В свое время я спросил про «Антихриста» у Володи Холстинина, и он сказал, что есть такая глава в книжке, по которой эта песня написана. И я сразу ознакомился. У Булгакова, конечно же, читал «Мастера и Маргариту», по которому написана уже не одна арийская песня.

- А по какой из ваших любимых книг вы бы хотели написать песню или чтобы ее кто-то написал для вас?

- У меня одной из любимых книг является «Момент истины» Богомолова, по мотивам которой был снял фильм «В августе 44-го». Причем книжку эту я прочитал раньше, чем увидел фильм. Считаю, что он очень талантливо снят. Мне вообще очень близки военные фильмы. Все фильмы на военную тематику для меня стоят каким-то особняком. Так вот, когда я прочитал «Момент истины», показалось, что это могло стать хорошим названием для песни. В самом словосочетании «момент истины» заключена емкая и цельная мысль. Сюжет книги захватывающий, но лично я не смог перенести его в какую-то поэтическую форму, и в конечном счете отказался от идеи.

- Но ведь можно ее использовать и в отрыве от контекста. Это выражение, которое применимо к разным жизненным ситуациям.

- Да, когда человек в момент некого выбора проявляет себя, показывает свое настоящее лицо. Мы с Маргаритой Пушкиной даже это обсуждали, она сделала задумчивый вид, сказала, что подумает, но то ли мне тогда нечего было предложить в плане музыки, то ли она была чем-то занята в то момент — в общем, не срослось. Кто знает, может, еще что-то получится.

- Михаил, а если бы вы с музыкантами оказались на месте героев того самого рассказа Джека Лондона, как думаете, кого бы съели первым?

- Это смотря, чем мы планируем заниматься дальше (смеется). Если нам лишь бы дотянуть до берега, на него сойти и там трава не расти, то, наверное, того, кто помоложе. А если говорить о том, что мы находимся на корабле, который кочует по городам с гастролями, то я бы мог съязвить и сказать, что гитариста, потому что у нас их два (смеется). Но если говорить серьезно, то каждый участник нашего коллектива, безусловно, ценен: уберешь одного, и ощущение, что это уже не «Ария». Мне очень импонирует, что «Ария» была и остается коллективом, в котором все построено не вокруг одного человека. Это я могу сказать совершенно точно, без лукавства. Люди приходили, оставляли ярчайший след в истории группы, продолжали свой путь, но «Ария» оставалась верна этому подходу до сегодняшнего дня. Это группа пяти музыкантов, где каждый — самодостаточная творческая единица. Бывали случаи, когда во время гастролей нам нужно было срочно кого-то заменить или адаптировать репертуар под четырех человек вместо пяти. И это все равно происходило с большим волнением. Отсутствие участника оригинального состава заметно сразу.

- Кстати, о составе коллектива. Недавно пересматривала КВН, в котором Петр Елфимов спел «Арию Винни Пуха». Примерно в то же время ушел Кипелов, и все шутили, что вот и новый вокалист «Арии». А теперь Петр стал вокалистом «Гран-Куража». Подбирается к вам, не иначе... Не чувствуете конкуренцию?

- Мы с Петей знакомы лично, и я очень рад, что это знакомство состоялось. Это душевный, отзывчивый человек, с хорошим чувством юмора и в первую очередь он шикарный вокалист, который технически подкован, обладает красивым природным тембром и талантом композитора. Он является абсолютно разносторонней творческой и исполнительской единицей, которая может раскрываться как в рамках группы, так и в сольном проекте, может выйти спеть один с симфоническим оркестром, или в составе рок-коллектива — и везде он будет органичен. Петя, мне кажется, справился бы с любой задачей. Я видел его исполнение каверов на группу Deep Purple, и все было настолько впечатляюще, что с арийским репертуаром, думаю, справился бы не хуже.

А что касается «Арии Винни-Пуха», то она меня порадовала и повеселила еще с момента, когда она прозвучала в КВНе. И я заметил, что это не просто попытка сделать пародию на то, как бы сыграла группа «Ария» и как бы спел Валерий Кипелов, там даже была пародия на стиль поэзии Маргариты Пушкиной.

- Имеете в виду двойной подтекст?

- Да! Если бы этот номер считать троллингом, то это был бы очень тонкий троллинг — ювелирный во всех смыслах. «Снаружи свинья, а внутри Люцифер» — это нечто! Маргарита Анатольевна могла бы сказать: «Почему эту фразу придумала не я?» (смеется).

- Миш, смотрела ваше недавнее видеоинтервью, где израильский журналист ставил вам одну за другой песни разных рэперов. Помню ваше лицо и как вы тщательно подбирали слова, чтобы выразить свое отношение к ним. Поэтому такой вопрос. В чем для вас пытка: слушать плохую музыку, долго стоять в очереди, нетактичное поведение людей?

- Если сейчас составлять хит-парад этих испытаний, то в принципе все то, что вы перечислили, в первой тройке и находится. По моему лицу, наверное, было видно, да, что я терплю? Нет, я, конечно, понимаю, что и у этой музыки есть свои поклонники, но это не мое. И я в свою очередь никогда не буду громко слушать рок-музыку в присутствии людей, которым она не близка, как мне не близок рэп. И причем дело даже не столько в рэпе — я ведь тоже отмечаю, что и в этой музыке есть мастера жанра, а есть откровенный проходняк. Для меня всегда было очень показательным моментом, когда исполнитель может зацепить нецелевую аудиторию. Когда выходит, допустим, Лучано Паваротти и исполняет арию так, что она нравится не только поклонникам классической музыки, я считаю, что вот это круто. Поклонники классики и так у твоих ног, обращены в твою веру и в любом состоянии будут тебя боготворить. А вот обратить в свою веру тех, кто далек от этого жанра - настоящее искусство. И я допускаю, что среди рэперов есть такие люди, которые способны развернуть в свою сторону человека, который от этого жанра достаточно далек. Недавно услышал трек, где Пост Малон спел с Оззи Осборном. В целом я не знаком с творчеством этого рэпера, но, прослушав, понял, что мне в этой песне нравится не только Оззи, мне нравится сам Малон. Это как раз то, о чем я говорю: меня, который рэп никогда не стал бы слушать, он заставил не только эту песню переслушать несколько раз - я ее показываю друзьям, включил в свой плейлист, включаю и ловлю себя на мысли, что мне нравится.

- А вообще бывает, что терпение лопается и говорите в лицо человеку то, что думаете?

- Не знаю, можно ли это относить мою выдержку к достоинствам, иногда я считаю это своим недостатком. С людьми надо вести себя адекватно тому поведению, как ведут себя они. Если рядом с тобой происходит то, что тебе не по душе, например, нудный собеседник вещает на тему, которая тебе просто неинтересна, а может быть, даже и противна, нужно находить в себе силы не терпеть, не ждать, когда это все закончится, а сказать: «Чувак, прекращай! Мне это как минимум неинтересно и как максимум, я с тобой не согласен». Если это малознакомый человек, мне проще перетерпеть. Зачем я буду зарабатывать себе отрицательные флюиды от того, что вступлю с ним в дискуссию, смысла в которой нет, потому что все равно каждый останется при своем мнении? Но если это человек, с которым мы достаточно хорошо и долго знакомы, его можно отнести к близкому кругу, тогда бывает, что мы закусываемся в спорах, даже многочасовых зачастую. И вот это терпение куда-то пропадает.

- Что будет с миром, если люди станут всегда говорить то, что они думают?

- Если честно, то я не верю в такой правдивый мир, где можно на каждом шагу говорить только правду, и все будет безоблачно. Это несколько утопично. Не то что бы я его не хотел, просто в него не верю. Я понимаю, что всегда где-то красивая ложь может спасать ситуацию. «Лучше ласковой лжи беспощадная правда» — есть такие строчки в песне у Преснякова. Видите, какие песни знаю? (смеется) Красивая поэзия на самом деле гораздо сильнее жанровых предрассудков, и если есть какие-то хорошие песни на сильные стихи в той же популярной музыке, то почему нет?

- А некоторые очень ловко пользуются чужими мыслями. Например, это хорошо видно в соцсетях, когда люди репостят «умные высказывания» знаменитых людей, порой даже не подозревая, что эти слова им вовсе не принадлежат. Говорят, умение цитировать хорошо скрывает отсутствие собственных идей.

- Я вижу в этом некую поверхностность и считаю, что важна актуальность этого цитирования. Если ты вспоминаешь цитату в связи с какой-то жизненной историей и, понимая значение этих слов, как китайский мудрец, вставляешь свои пять копеек, это, наверное, и есть проявление эрудиции. А если просто на ровном месте вот это все: «Я та, которую легко потерять, трудно забыть» - к этому всегда относишься с легкой улыбкой. Бывает, что люди неуместно цитируют и гораздо более глубокие вещи.

- Когда ты становишься знаменитостью, все вдруг начинают тебя любить и дарить подарки. У вас в такие моменты не возникает двойственного ощущения, что с одной стороны все это принадлежит не Михаилу Житнякову, а вокалисту группы «Ария» и рок-звезде?

- Я думаю, что если бы кто-то познакомился со своим кумиром очень близко, например, провел с ним месяц в одной палатке бок-о-бок, в любом случае был бы возможен элемент разочарования. Образ, который создается в головах поклонников, в большей степени надуман. Есть некий человек, которого они увидели, услышали на концерте и есть какая-то скудная информация об этом человеке — все. Остальное, вот этот ореол дорисовывается поклонниками в голове, таким образом у двух разных людей при наличии базовой информации могут быть в голове два абсолютно разных образа кумира. К этому надо просто относиться как к данности. Сам я пытаюсь закрываться от чрезмерного внимания, ограничиваю доступ к странице в соцсетях. Это тот выбор, который приходится рано или поздно делать публичному человеку. Пусть лучше они дорисовывают меня в голове, и этот образ им будет греть душу, в какой-то мере будет ближе, чем я настоящий. Нет, я не испытываю никакого дискомфорта от того, что те сувениры, которые мне дарят, в большей степени адресованы не мне, а человеку на сцене. У меня есть четкое принятие того, что тот человек, который на сцене, и тот человек, который вот сейчас находится у себя дома - это немножко разные люди. На сцене я другой.

- И вы не тот, с кем можно подружиться за один вечер. Избирательно подпускаете к себе людей, а некоторые так и остаются за бортом.

- Если честно, это приобретенная история. Все началось с 2011 года, когда количество людей, которые хотели бы не просто познакомиться, а войти в мой ближний круг, кратно увеличилось. Я всегда считал себя достаточно контактным человеком и не видел никаких проблем в том, что количество людей, с которыми я готов вести многочасовые беседы, будет неограниченным. Но все это было до поры до времени, пока моя персона не стала интересна более широкому кругу. И тут я понял, что надо делать нелегкий выбор, в противном случае мои реальные друзья, мой реальный круг общения меня не увидит и не услышит.

- Но ведь известность наверняка вам помогала? Гаишник отпустил, без очереди в садик записали?

- Помогала, конечно, что тут лукавить. Вообще мы не настолько медийные персоны, группу не так часто крутят по телевизору или радио, как этого бы хотелось, поэтому сумасшедшей известности у нас нет. Но когда узнают, приятно, конечно. И были моменты в жизни, когда причастность к группе «Ария» помогала. Один раз было — гаишник отпустил. Но человек узнал меня сам после легкой подсказки. Инспектор остановил для проверки документов и отправил к другому. А я очень торопился, прошу: «Ребят, нельзя ли побыстрее, у меня в принципе все в порядке». Спросил, куда тороплюсь, а честно ответил, что на репетицию. Он посмотрел на мой экстерьер: длинные волосы и все такое. В глазах что-то мелькнуло: «Минуточку, а ты случайно не...» Открывает документы: «Да ладно, Михаил Житняков». Побежал к своему напарнику, взял у него телефон, сфоткались. Это было году в 2013-2014, наверное. Очень быстро меня отпустили. Еще какие-то случаи были. А ребенка в садике и так, слава Богу, взяли, сейчас с местами проблем нет.

P.S.

По поводу своего сочинительства Михаил, безусловно, скромничает. Придуманные им мелодии дали жизнь пронзительным балладам «Точка невозврата» и «Пусть будет так». И почти нет сомнений, что среди музыкальных набросков, которые уже созданы и еще появятся за время карантина, найдутся те, которые в будущем станут новыми «арийскими» рок-хитами. А мы подождем.
Теги: Интеркью, Михаил Житняков
Имя *:
Email:
Код *: