Главная » Новости »
«Ария» в Воронеже: «Тем, кто не любит наши песни, сложно играть в оркестре»
22.03.2017 | | Просмотров: 382 | | Комментарии: 0
Участники рок-группы «Ария» и шведский дирижер Ульф Ваденбрандт представят в Event-Hall сити-парка «Град» симфо-роковый проект «Классическая Ария» в 19:00 вторника, 14 марта. Накануне выступления музыканты рассказали корреспонденту РИА «Воронеж», как относятся к мистике, кому в оркестре играть сложнее, какие песни лучше поддаются оркестровым аранжировкам и есть ли у дирижера в группе любимчик.

– Расскажите, сколько оборудования вам нужно для выступления с оркестром? Больше, чем для обычного рок-концерта?

Михаил Житняков: – Учитывая, что к оркестровому выступлению мы привлекаем местные филармонические коллективы, то, соответственно, наш бэклайн примерно тот же, как если бы мы ехали на обычные концерты в тур.

Виталий Дубинин: – Для концерта мы используем местное оборудование. Сейчас уже почти во всех городах есть качественная аппаратура, соответствующая мировым стандартам и устраивающая нас полностью. Поэтому никаких фур нам для транспортировки оборудования не требуется, с собой привозим только свои инструменты.

– Сколько человек будет на сцене во время концерта?

Виталий Дубинин: – В оркестре – 44 человека, нас пятеро и дирижер. С нами в туре не один оркестр, к сожалению. Практически в каждом городе – новый. В данный момент нам повезло: с нами работает краснодарский коллектив – с ним мы играем три концерта: в Воронеже, Ростове и Краснодаре. Для нас это очень приятно. Думаю, к завершающему концерту тура в Краснодаре мы сыграемся с этим оркестром уже настолько хорошо, что там вообще все пройдет легко.

– Тур «Классическая Ария» охватил 13 российских городов. Это мистическое совпадение? Вы суеверны?

Владимир Холстинин: – Просто совпадение. У меня квартира номер 13. Это для меня было неожиданностью. Когда в БТИ посчитали номера, выяснилось, что я купил квартиру под номером 13. Привык очень быстро. И ничего страшного со мной за все эти годы не случилось, живу отлично!

– Ульф, до этого тура с проектом «Классическая Ария» вы выступали только в Москве и Санкт-Петербурге. Тяжело ли вам даются гастроли по регионам?

Ульф Ваденбрандт: – Для меня является фантастикой работа с этой группой. Мне очень нравится коллектив. Такое ощущение, будто мы знакомы всю жизнь. Поэтому мне совершенно неважно, где выступать с этими ребятами – в Москве или в других городах. Главное – это музыка! Ну и оркестр, конечно, тоже играет роль. Мне в этом плане повезло: филармонические коллективы во всех городах оказались профессиональными. Мне очень легко работать. Сложно бывает только начинать – в оркестре четыре десятка людей, и нужно с каждым установить контакт. Но уже через час совместной работы мы с музыкантами оркестра находимся на одной волне. Я уверен, что весь тур у нас пройдет гладко.

– Ульф, вы бывший барабанщик. Означает ли это, что ваш любимчик в группе Максим Удалов?

Ульф Ваденбрандт: – Максим – величайший барабанщик, просто снимаю шляпу перед ним! Разумеется, мне легко с ним работать, потому что мы одинаково чувствует ритм. Это очень помогает мне при дирижировании.

– Насколько тяжело рок-музыкантам играть с классическим коллективом?

Сергей Попов: – Скорее – волнительно. По большому счету, мы как играли свои партии, так и играем. Но сама атмосфера на сцене создает некий ажиотаж. Волнуемся мы, в принципе, перед каждым концертом. А здесь – особенно.

– Есть ли у «Арии» песни, которые вам бы хотелось сделать с оркестром, но по каким-то причинам это невозможно?

Владимир Холстинин: – Обычно, если невозможно, то и не стоит этого делать. Думаю, мы выбрали почти все песни, которые удачно звучат с оркестром. Можно любую вещь сыграть с оркестром, но стоит ли овчинка выделки? Надо, чтобы в такой программе оркестр тоже смог себя проявить достаточно хорошо.

– Репертуар вашей нынешней классической программы сильно отличается от первого выступления. Почему заменили песни?

Владимир Холстинин: – С выхода первой программы прошло почти 16 лет, за это время у нас появилось много новых хороших песен, достойных симфонических аранжировок.

– Не жалко расставаться со старыми композициями?

Владимир Холстинин: – Да нам вообще перед каждым туром «Арии» сложно выбирать песни. У нас их более 100, а выбрать надо всего два десятка.

Михаил Житняков: – Формат одного концерта сам по себе ограничивает время звучания. И этот выбор, как бы он не был жесток, все равно приходится делать.

– Как считаете, кому из музыкантов оркестра сложнее всего играть произведения «Арии»?

Владимир Холстинин: – Тому, кто не любит группу «Ария». (Смеется.) На самом деле это видно: кто-то из оркестрантов на концертах улыбается, подпевает. А есть музыканты, которые пришли в проект как на работу: сидят серьезные, отработали программу и ушли.

– Для вас важна реакция участников оркестра?

Владимир Холстинин: – Конечно. Мы же во время выступления поворачиваемся к оркестру, видим взгляды. И когда человек живет этой музыкой, ему нравится, нам это передается тоже.

– А тех, кому не нравится ваша музыка, вы увольняете?

Владимир Холстинин: – Оркестр – это единый организм, мы не можем кого-то попросить уйти, иначе весь коллектив развалится. Они выполняют свою работу – пусть и без эмоций.

Виталий Дубинин: – Они же еще за это деньги получают! (Смеется.)

– Видели ли вы симфонические программы других рок-групп? Может, что-то почерпнули для себя?

Виталий Дубинин: – Симфонических программ много было, у тех же Deep Purple, например. А вообще, это же не наша идея была. Нам предложили, мы сначала начали брыкаться. Как могли от этого открещивались, но потом все же сдались и согласились для начала сделать несколько песен. Попробовали на фестивале «Нашествие» в 2001 году. Поняли, что это очень интересно и здорово играть с оркестром. Повторили программу в 2002 году. Там были уже другие песни и некоторые, я считаю, не очень удачные для исполнения с оркестром. Например, в аранжировке песни «Здесь куют металл» ничего хорошего не было. В принципе, сама песня хорошая, но для исполнения с оркестром она не подошла. Поэтому мы старались выбрать такие песни, где оркестр мог бы максимально себя проявить: где есть смена ритма, тональности, чтобы композиция была продолжительной по времени – эпической, так сказать.

– Ульф, какие у вас любимые песни «Арии»?

Ульф Ваденбрандт: – Сложный вопрос. Я люблю абсолютно все их песни. Выделю, пожалуй, «Кровь за кровь», «Тореро», «Точка невозврата». Мне безумно нравится музыка «Арии», но о чем ребята поют, я не знаю, к сожалению.

Виталий Дубинин: – Мы все время обещаем Ульфу перевести наши песни, но до сих пор не сделали этого.

– Бывают ли у вас моменты перенасыщения творчеством? Не хотелось бы в такие периоды уйти, заняться другой работой?

Владимир Холстинин: – Все, кто хотел уйти, уже ушли. Сегодня здесь только самые преданные фанаты нашей группы собрались. Перенасыщения не может быть: мы же вместе не 365 дней в году 24 часа в сутки. Отдыхаем друг друга, от гастролей.

Михаил Житняков: – Музыка не противоречит хобби, можно заниматься чем угодно. Кто-то у нас увлекается дайвингом, кто-то - рыбалкой, а кто-то по грибы любить ходить.

– Над чем сейчас работает группа, когда новый альбом ждать?

Владимир Холстинин: – Было легче раньше, когда носители покупались: лейблы на нас давили и ставили жесткие рамки – обязательно выпустить альбом до конца года. А теперь, поскольку пластинки никто не покупает, мы когда хотим, тогда и выпускаем. А захотим, когда качество материала, которое мы хотим обеспечить, будет достигнуто. Поэтому теперь трудно сказать, когда выйдет новая работа – через полгода или два. Как решим, что готовы, закончим и выпустим.

– Несколько лет назад вы переиздали на виниле альбом «Герой асфальта» и следом выпустили «Собрание сочинений» из 12 пластинок. А почему на СD-дисках не сделали такой каталог?

Владимир Холстинин: – Видимо, никто не хочет этим заняться. Мы-то готовы в любой момент, но предложений нет.

Виталий Дубинин: – С дисками ситуация сложнее, чем с винилом. Когда мы подписывали договоры, в них указывались носители – компакт-кассеты и СD-диски. Все, что касается переиздания на виниле, для нас осталось за кадром – все решения принимало музыкальное издательство. Поэтому это было сделать совсем нетрудно. Ситуация с СD-дисками совсем другая: у нас было очень много издателей. Порой мы подписывали такие кабальные договоры, по которым наши авторские права оставались практически на весь срок использования у этих компаний. И чтобы это все теперь переиздать на СD-дисках, без судебных разбирательств не обойтись.
Новости раздела
Теги: Владимир Холстинин, Виталий Дубинин, Сергей Попов, Ульф Ваденбрандт, Михаил Житняков
Имя *:
Email:
Код *: